Второе «Я» Анны Герман-Стецив

by Hanna_Herman

Автор: Марина Гримич.

Джерело: журнал «Профиль Украина», № 31 – 32 (150 – 151) 14. 08. 2006, с. 51.

Каждый раз, открывая свой только что изданный роман, недоумеваю: «Кто это написал? Неужели я? И где же я настоящая? В романах или в жизни?» Часто наши тексты живут параллельной с нами жизнью, а большинству писателей присуще раздвоение личности.

Именно с такими мыслями я читала книгу «Пирамиды невидимые». Автор – Анна Герман (Стецив), которая запомнилась Украине, как женщина, бросающая вызов. Я могу не разделять ее политических взглядов, симпатизировать или не симпатизировать ей, но хочу оставаться честной в оценке ее романа. Анна Герман написала достойную книгу.

Сегодня редко кто так пишет. «Пирамиды…» – это изысканный текст в лучших традициях Григория Тютюнника, когда судьба маленького человека воплощается в лаконичную новеллу с точно расставленными акцентами и филигранно отточенными образами. Это особая культура украинской литературной традиции, немного старомодная, но востребованная сегодня у читателей, уставших от праздности масслита. Это великолепный украинский язык, где галицизмы органично вписываются в литературный слог.

Обложка первого издания книги Анны Герман (Стецив) «Пирамиды невидимые». Львов, издательство «Аз-Арт», 2003.

Обложка первого издания книги Анны Герман (Стецив) «Пирамиды невидимые».
Львов, издательство «Аз-Арт», 2003.

«Пирамиды…» – цепочка щемящих новелл о жителях галицкого села. Перед нами проходит вереница великолепных сельских образов: и баба Куриха, умершая на наводнение, так что ее, как большого начальника, везли хоронить на «амфибии»; и супружеская пара Ива и Ева (мы привыкли, что все истории любви начинаются пылкой страстью, а заканчиваются охлаждением, а здесь все как раз наоборот); и Маланка, которой в селе сторонились, даже молоко от ее коровы не пили; и слепой учитель музыки и его ученица Скрипонька, между которыми что-то происходит, а вот что?.. И, конечно же, Фесуня – связывающий все новеллы образ девочки, наблюдательной и умной, на глазах которой и разворачиваются истории односельчан.
В этой книге образы природы по-довженковски уравнены с образами людей. Например, чудесно выписан образ розы, цветущей под библиотекой. А образ Реки, которая течет через село и проходит через судьбы людей, может быть, самый сильный в книге. Она – как живое существо, которое и дает жизнь, и забирает ее, напоминая читателю, что у каждого из нас – свой образ Реки, на дне которой спрятались пирамиды невидимые…

Архів Костянтина Дорошенка